НАЙТИ ОТВЕТ ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Церковное благочестие

Иконы, киоты, иконостасы

На вопрос отвечает представитель сайта «Татарстанская митрополия»
15.09.2016

Спрашивает: Набережные Челны

Икона «Всевидящее Око» является канонической? Очень непонятная иконопись. Расскажите об этом образе и о его написании, пожалуйста.
15.09.2016

Отвечает: протоиерей Александр Андриевский

Икона «Всевидящее око» является одной из самых таинственных, полных загадок образов. На этой почве, как и следует ожидать, рождается множество домыслов и разного рода предположений, от вполне убедительных версий до фантасмагорических гипотез.

Основное изображение состоит из кругов, вписанных друг в друга в соответствии с особой схемой. Центральное место отводится сфере, в пространстве которой изображены четыре глаза, нос и рот. Из антропоморфных фигур на иконе присутствуют сразу как минимум три – Спаситель в традициях Спаса Эммануила, Богоматерь – нечто среднее между изображением Оранты и Покрова, а также фигура Бога-Отца, Господа Саваофа. Все они расположены в различных кругах, так что Икона «Всевидящее око», значение которой в общем и целом сводится к понятию всеведения, всезнания и предвидения Бога, приобретает своеобразный объем и определенные богословские акценты. Почитатели образа настаивают на том, что при долгом его созерцании возникает эффект купольности, изменяющий в некоторой степени сознание и приоткрывающий перед молящимся дверь в духовный мир. Кроме того, если всматриваться со спокойным умом в икону при ровном освещении, то вскоре возникнет эффект вращение сфер. Лично я не проверял, конечно, меня подобные практики настораживают.

Икона «Всевидящее око» значение свое приобретает также благодаря общей согласованности всех ее элементов – их колористической и композиционной гармонии. Смотрящему на нее человеку она внушает, что Бог постоянно видит каждого человека насквозь, знает все его мысли, чувства, слова и поступки, как добрые, так и дурные. Четыре никогда не усыпающих глаза как бы символизируют это постоянное молчаливое наблюдение, побуждают верующего к практике непрестанного хождения в Божьем присутствии.

Иконы в стиле богословских аллегорий стали появляться у нас с XVI века. С подобными иконами связано знаменитое дело дьяка Ивана Висковатого. В 1547 году Москва пережила страшный пожар, погорел отчасти даже Кремль и выгорел в нем придворный Благовещенский Собор. Для реставрации иконописи прибегли к искусству новгородско-псковских иконописцев, прославившихся в это время своей виртуозностью и новизной иконных комбинаций. Источник творчества последних, историки русского искусства обнаружили в образцах иконописи и живописи германской. Наблюдал за работой иконописцев авторитетный цензор, царский духовник протопоп Сильвестр. Может быть, заглядывал на работу и сам митр. Макарий. Но не эти передовые московские консерваторы заметили непривычную новизну псковских икон, а светский человек, думный дьяк Иван Михайлович Висковатый. Он поднял шумный протест. Всенародно и громко критиковал иконописную работу. «Вопил», как выражается обвинительный акт. Обвинял в неправославной новизне и нарушении норм VII вселенского собора. «В правилах писано святого VII собора, кроме плотского смотрения Господня и распростертия на кресте, и образа Пр. Богородицы и свв. угодников, иных образов не писати, кроме тех образов, и заповедью утвердили кроме соборного уложения не мудрствовати»

Спор начался с одного из самых важных положений Висковатого: «Не подобает невидимаго Божества воображати» Теперь же иконописцы стали изображать невидимое Божество по видению пророка Даниила в виде древнего старца.

Дело дьяка Висковатого разбиралось на Соборе 1554 года, но внятного ответа на «вопли» Висковатого Собор так и не дал. Митрополит Макарий просто давил авторитетом и заставил дьяка смириться. Раздраженные судьи обрекли его на трехгодичную покаянную епитимию: год стоять вне дверей церкви, другой, внутри, на положении оглашенного и лишь на третий присутствовать и на литургии верных, но без причастия.

Спустя 12 лет, на Большом Московском Соборе было категорически запрещено изображать Бога Отца: «Повелеваем убо от ныне Господа Саваофа образ в предь не писати: в нелепых и не приличных видениих зане Саваофа (сиречь Отца) никтоже виде когда воплоти. Токмо якоже Христос виден бысть в плоти, тако и живописуется, сиречь воображается по плоти: а не по Божеству: подобие и Пресвятая Богородица, и прочии святии Божии ... Господа Саваофа (сиречь Отца) брадою седа, и Единороднаго Сына во чреве Его, писати на иконах и голубь между ими, зело не лепо и не прилично есть, зане кто виде Отца, по Божеству; Отец бо не имать плоти, и Сын не воплоти родися от Отца прежде веков аще Давид пророк и глаголет: из чрева прежде денницы родих Тя, обаче то рождение не плотьское: но неизреченно и непостижимо бысть. Глаголет бо и Сам Христос во святом Евангелии: никтоже весть Отца, токмо Сын И Святый Дух не есть существом голубь, но существом Бог есть. А Бога никтоже виде, якоже Иоанн Богослов и Евангелист свидетельствует, обаче аще во Иордане при святом Крещении Христове, явися Святый Дух в виде голубине; и того ради на том месте точию подобает и писати Святаго Духа в виде голубином. А на ином месте имущии разум, не изобразуют Святаго Духа в голубином виде. Зане на Фаворстей горе яко облаком явися и иногда, инако.…» Но несмотря на этот запрет, в церковной практике подобные изображения можно встретить довольно часто.

Поскольку на иконе «Всевидящее око» присутствует изображение Бога-Отца ее можно считать неканоничной, а вот молиться перед ней или же использовать только как аллегорическое напоминание о всеприсутствии и всеведении Бога – решать Вам.

Этот ответ просмотрели 1386 раз.