НАЙТИ ОТВЕТ ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Еще не рассортированные по разделам вопросы

Еще не рассортированные по разделам вопросы

На вопрос отвечает представитель сайта «Татарстанская митрополия»

Спрашивает: Сергей

Вопрос: почему женщинам нельзя к алтарю когда крестят? Ни один священослужитель не смог дать внятного ответа... почему, это ставит всех в тупик...
Что случилось с первой женой Адама (Первая Книга Моисеева. Бытие)
Глава 1
День шестой:
И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
Чётко видно что было два человека в 6-м дне и оба равные!!!
Идём далее и видим:
Глава 2
И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.
Опять создаём человека???
Далее:
И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию.
И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.
СТОП, а как же день шестой!
Помоему, есть несхождение в текстах...
Пожалуйста, проясните.
Прошу прощение если обидел вас.
С уважением, Сергей.

Уважаемый Сергей!

По существующей практике, мать не допускают в храм. Это связано с необходимостью 40-дневного очищения матери после рождения ребенка, поэтому мать крещаемого по истечении этого срока, предварительно должна прийти в храм, чтобы получить очистительную молитву после родов.

Согласно установлениям богооткровенной ветхозаветной религии, чистота (духовно-нравственная и физическая) является необходимым условием для приближения ко всему священному.

В книге Ветхого Завета сказано:

"Если женщина зачнет и родит [младенца] мужеского пола, то она нечиста будет семь дней; как во дни страдания ее очищением, она будет нечиста; в восьмой же день обрежется у него крайняя плоть его; и тридцать три дня должна она сидеть, очищаясь от кровей своих; ни к чему священному не должна прикасаться и к святилищу не должна приходить, пока не исполнятся дни очищения ее.
 
Если же она родит [младенца] женского пола, то во время очищения своего она будет нечиста две недели, и шестьдесят шесть дней должна сидеть, очищаясь от кровей своих.
 
По окончании дней очищения своего за сына или за дочь она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех, ко входу скинии собрания к священнику; он принесет это пред Господа и очистит ее, и она будет чиста от течения кровей ее. Вот закон о родившей [младенца] мужеского или женского пола". (Лев.12:1-7)
 
Из вышеизложенного видно, что физической нечистотой в законоположительных книгах Ветхого Завета счиалось: время очищения рожениц (40 дней родившая мальчика и 80 дней, если родит девочку, Лев. 12), женское кровотечение (месячное и патологическое).

Новозаветная Христова Церковь, отменив ветхозаветные установления о ритуальной чистоте, вместе с тем сохранила ограничения для женщин во время очищения рожениц и находящихся в состоянии месячных. 2-е правило свт. Дионисия Александрийского (III в.) гласит: «О женщинах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать. Ибо не думаю, чтобы оне, аще суть вернии и благочестивии, находясь в таком состоянии, дерзнули приступить к Святой Трапезе или коснутися Тела и Крови Христовой».

А теперь что касается второго вопроса. Мы говорим, что автором пятикнижия является великий пророк Моисей. Но как же относиться к тем многочисленным противоречиям в Книге Бытия. По данному поводу есть мнение, что Ездра - священник, живший в 4 веке до Р.Х., — собрал истории различных авторов или просто списал все из других источников, составив общий свод. Подтверждение этому можно найти в рассказах о творении в книге Бытия 1-2, которые единые по духу, но явно отличающиеся по характеру (в Быт 1 сначала созданы растения и животные, а затем человек; согласно Быт 2, когда появился человек, растений еще не было, и животные были созданы после человека); в Быт 4:25-26 повествуется о рождении Сифа, а в Быт 5:3 об этом говорится как бы впервые; в Быт 4:17 Енох является сыном Каина, а в Быт 5:18 — сыном Иареда, т.е. десятым после Адама; в Быт 7:17 наводнение (потоп) продолжалось 40 дней, а в Быт 7:24 — 150 дней.

Все это привело богословов-библеистов к выводу, что непосредственно пророку принадлежит только часть текста Пятикнижия, остальное же — Моисеево Предание, изложенное письменно другими боговдохновенными мудрецами. Но когда и где жили эти мудрецы — наследники и продолжатели Моисеевой традиции? Для понимания и толкования Библии этот вопрос имеет немаловажное значение.

Аналогичные мысли высказывал английский философ Гоббс в своей работе «Левиафан», который утверждал, что Моисею принадлежит лишь небольшая часть текста, носящего его имя. Кроме того, существуют наблюдения Виктора Иострюка, который в 1911 году отметил, что в Пятикнижии чередуются обозначения Божества тетраграммой Яхве (Иегова) и словом «Бог» («Элогим»). Такое наблюдение привело к мысли о том, что составитель Пятикнижия пользовался нескольким источниками. Один из них называется условно «Ягвист», а другой — «Элогист». В дальнейшем теорию фрагментов и источников развивал некий Эвальд, который доказывал, что один из «Элогистов» принадлежит еще более поздней эпохе и происходит из кругов еврейского духовенства. Этот источник получает название Жреческого кодекса; эта книга составляет ядро книги Левит. Можно так обозначить: «Ягвист», потом «Элогист», затем Жреческий кодекс, а потом выделено отдельно как самостоятельное произведение «Второзаконие». Вот примерное количество источников, которые послужили для создания всего Пятикнижия.

Современные открытия археологии показали, что основные источники Пятикнижия были лишь записью очень древней устной традиции, передававшейся на протяжении многих и многих поколений. Некоторые исследователи Библии говорят о том, что устная традиция существовала буквально до самого вавилонского пленения. Как доказательство приводится факт, что Второзаконие было опубликовано только при царе Иосии. Как же относиться нам ко всему вышеизложенному?

Считается, что Пятикнижие — это прежде всего труд, который создавался на протяжении многих столетий. Начало ему было положено пророком Моисеем. Вероятнее всего, это первый вариант Декалога (Десять заповедей). В сущности, все написанное потом — это расширенный комментарий к закону или история, которая передавалась из уст в уста. Таким образом, мнение о том, что Моисей является автором всего Пятикнижия, оспаривается, но духовный авторитет Моисея настолько высок, что мы называем его творцом Пятикнижия.

Попробуем посмотреть на Пятикнижие с точки зрения археолога: что в нем появилось раньше, а что позже? Вот все пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Первые, самые древние отрывки, которые вошли в Пятикнижие, относятся ко временам праотцев, близких к Адаму и Еве — допотопному периоду. Это самая древняя часть, которая может быть зафиксирована в истории человека — песнь Ламеха (Быт. 4:23). Это боевая песнь, в которой он прославляет себя как жестокого и кровожадного воина (это не тот Ламех, который упоминается в родословии Иисуса Христа, а тот, который идет по линии Каина).

Второе — древнее благословение Ноя, которое он дал после Потопа своим потомкам (Быт. 9:24). Очевидно, к этому же периоду относится создание устной традиции о творении Богом мира и человека и несколько позже о праотцах Израиля — Аврааме, Исааке, Иакове. Сюда же можно отнести сказание об Иосифе. Вот то, что является в Пятикнижии самым древним. Все это, естественно, до Моисея. Вторая часть — период Исхода и завоеваний. Сюда входит прежде всего песнь Моисея (Исх. 15:1),. описание битвы с Амаликом и, конечно, центральная часть — Декалог (Десять заповедей).

Ко времени Судей можно отнести повествование о обетовании праотцев (Быт. 12:27; 13:14 и далее), благословение Иакова своим сыновьям (Быт. 49), изречение пророка Валаама (Чис. 23:24), благословение Моисея, малый ритуальный кодекс (Исх. 34:10), древнейший Символ веры, кредо Израиля (Втор. 26:5). Третья по древности часть, которая входит в Пятикнижие, это время царей. Сначала — период до пленения. В книге Числ упоминается Книга священных войн Ягве (21:14), а также многочисленные отрывки из Пятикнижия — из книги Бытия, книги Числ и книги Второзаконие. Основная масса текста возникла в период до вавилонского пленения.

Сказание «Ягвиста» уделяет много внимания колену Иуды и вообще южным областям. Больше всего оно говорит о Хевроне, Эдоме. Только здесь есть сказание о Содоме, о Каине, пророчество об Эдоме (2 Цар. 18:12). Показывается, что Идумея уже подчинена Израилю, а это уже эпоха царей. Эдом был покорен Давидом, а пал при Соломоне. При этом «Ягвист» нигде не содержит даже намека на то, что царство Израильское разделилось на северное и южное, на Израиль и Иудею. Это позволяет нам датировать «Ягвиста» примерно временем царя Соломона. Некто из современников царя Соломона записал устное предание, которое мы называем ягвистическим. Место написания, очевидно, Иудея.

После разделения царств на севере появляется нужда в своем Священном Писании. Вы помните, что иудеи разделились, многие израильтяне не могли ходить в Иерусалим, но им хотелось иметь свое Священное Писание. К этой эпохе относится появление второй священной истории, которая носит название «Элогист». Это предание имеет свои ярко выраженные особенности как в языке, так и в содержании. Допустим, оно употребляет вместо названия горы Синай название Хорив, вместо хананеев —амориты, Имя Божие «Элогим» предпочитает Имени «Яхве».

Именно «Элогист» говорит нам об Аароне — брате Моисея, которого не упоминает древнее ягвистическое предание. «Элогист» также утверждает, что патриархи до Авраама были язычниками (помните историю с Иаковом и Лаваном?) и что Имя Божие Яхве было открыто только одному Моисею. Свою историю «Элогист» начинает с Авраама.

После падения северного царства (722 год) многие образованные религиозные учителя Израиля находят убежище в Иудее. Именно в этом время происходит объединение двух вариантов в одно целое повествование — уже после 722 года. Полное слияние этих двух источников произошло во времена Ездры. Кроме того, северные учителя закона принесли в Иудею правовые кодексы, сложившиеся в Израиле. Таким образом, сложилась новая книга закона — Второзаконие (Повторение закона). Первоначально оно включало в себя главы с 12 по 26. Обнародована эта книга была при царе Иосии в 622 году. Иудейские священники также разработали ряд сакральных предписаний, которые составили закон святости — центральную часть книги Левит. Она отражает в себе идеи иерусалимского духовенства накануне плена.

В первые годы пленения (примерно 580-е годы) неизвестный иудейский автор приводит Второзаконие в его нынешнюю, известную нам форму. Вместе все было собрано («Ягвист», «Элогист», «Второзаконие» и Священнический кодекс) в одну книгу под названием «Тора», или «Закон», священником Ездрой, который вернулся в Иерусалим из плена и опубликовал Тору Моисееву. Это уже все Пятикнижие (444 год).

Построенное на основе Декалога и древнейших преданий, все Пятикнижие называется Моисеевым в том смысле, что Моисей определяет ее дух и основное содержание. Иными словами, мы признаем духовное авторство Моисея.

В нашей богословской литературе были попытки разъяснить те или иные положения в отношении этих источников, но полной работы проведено не было. Однако католические богословы задавались такой целью. Сначала это было полностью отвергнуто, но в дальнейшем все-таки пришли к выводу, что Моисей является духовным автором Пятикнижия и что эти источники следует принять как реально существующие. Выводы были следующими:

«Будучи не в состоянии проследить, как формировалось Пятикнижие, как в нем сошлись столько традиций, однако мы вправе утверждать, что несмотря на разнохарактерность текста ягвистского и элогистского, в них по существу идет речь об одном и том же. Обе традиции имеют общее происхождение. Кроме того, эти традиции соответствуют условиям не той эпохи, когда они были окончательно письменно зафиксированы, а эпохи, когда произошли описываемые события. Их происхождение восходит к эпохе образования народа израильского и в то же время можно сказать о Пятикнижии: перед нами гражданское и религиозное право Израиля, и оно эволюционировало вместе с общиной жизнь которой регулировала по своему происхождению и восходит ко временам возникновения народа».

Итак, первооснова Пятикнижия, главные его элементы указывают на авторство Моисея. Над всеми центральными, ключевыми местами Пятикнижия доминирует образ Моисея как организатора, религиозного вождя и первого законодателя. Поэтому важно признать, что традиции, о которых мы говорили, и все источники восходят к Моисею как к первоисточнику. Вот что следует себе уяснить, говоря о литературно-критическом подходе к Пятикнижию.

При составлении ответа использовались лекции по истории Ветхого Завета прот. Николая Соколова.

Этот ответ просмотрели 1282 раз.